воскресенье, 3 декабря 2017 г.

Girl Power. Как быть звездным журналистом и не словить звезду


Каждый человек хотел бы стать знаменитым. На всю жизнь. На год. На месяц. На неделю. Или даже только на сегодня. В какой сфере? Не важно. Только бы узнавали все и платили много. Больше чем стать знаменитым люди любят подглядывать за теми, кто успешен и популярен. Делают они это через соцсети и звездные программы. А каково же быть журналистом, который является тем самым мостиком между любопытной аудиторией и знаменитостями, которые мечутся между «отстаньте от меня все» и «почему со мной никто не фотографируется»?
Каково это работать на тусовках, действительно ли звездные журналисты на мероприятиях отдыхают наравне со всеми и особо не работают, как не облажаться перед звездой и стать «своим журналистом» в тусовке? Об этом мне рассказала Марина Синеокая, журналист программы "Зірковий шлях" на канале "Украина", которая уже по отпечаткам пальцев может отличить всех детей звезд шоу-бизнеса, знает все песни Виктора Павлика, даст ответ на вопрос: «Куда пропал Лери Винн?» и работает даже когда спит!


С чего началось твое желание быть причастной к звездной тематике?
Все началось еще в период моей учебы в университете. Тогда активно начали появляться различные сайты и издания о жизни звезд, появился журнал Viva! Меня больше интересовали печатные издания со звездами и о звездах, я изучала светскую хронику в конце каждого журнала. Но все это логично. Особенно в 17 лет и когда у тебя только появился интернет. О чем ты читаешь и что смотришь? Об известных персонах, кто в чем и куда приехал. И мне захотелось познакомиться с ними поближе как журналист.Не буду скрывать тот факт, что  хотелось бы, конечно, быть ТВ персоной, но не просто потому, что ты ведешь погоду, а потому, что ты реально крут в жанре интервью. Меня вообще очень привлекает этот жанр, когда я не ограничена по времени и могу разговаривать с человеком.

Ты говорила о сайтах и журналах о звездах, но при этом я знаю, что ты горишь телевидением. Ты сразу к этому пришла?
К телеформату я пришла не сразу. Меня телевизор, конечно, манил, но, думаю, что любого студента журфака он манит и он испытывает к нему некое благоговение. Однако связать свою жизнь именно с телевидением мне захотелось именно по окончанию университета.

Я пришла на ТВ и поняла, что у нас любовь.

Это не газета и не радио. Хотя вот последнее меня сейчас привлекает как возможность саморазвития, так как там не спрятаться за внешним образом, мимикой, жестами. Это разговорный жанр, в котором проявляется интеллект, осведомленность в конкретной обсуждаемой теме, чувство юмора. Сейчас, работая на телевидении мы много пишем: от вопросов до сюжетов, а вот этого «разговорного жанра» не хватает, хочется выговориться. Но телевидение – это любовь навсегда!




Это все так красиво выглядит на национальном канале. Но начинала ты на региональном ТВ, а там быть звездой тяжелее. Но даже в тех реалиях ты умудрялась общаться с известными людьми, которые приезжали в Запорожье.
Я очень рада, что начинала не с Киева, так как ты многому учишься, у тебя, как бы странно это ни звучало, есть возможность накосячить, ты учишься на своих ошибках и это круто. На нашем запорожском ТВ всегда была программа о жизни молодежи и такая а-ля светская жизнь Запорожья. Абсолютно со всеми звездами, которые приезжали в город, я старалась встретиться и пообщаться. Мне было абсолютно не лень работать в выходные, праздники, ночью, в ущерб личной жизни и свободному времени.


Я была всем: гостевым редактором, журналистом,сценаристом, расшифровщиком и даже водителем, так как ездила за рулем на все съемки.

И в рамках тех реалий у меня были успехи. Я взяла интервью у Поляковой, когда она уже была со «Шлепками». Она ни с кем не общалась, но мне удалось договориться. Для меня это было круто, я понимала, для чего я это делаю. Я понимала, что я уеду в Киев и все эти навыки мне пригодятся.

Это ты такой энтузиаст, но региональное ТВ массово не отличается такими сотрудниками и если мероприятие часов в 8 вечера, то большая вероятность, что сюжета не будет, так как никому это не надо.
Да, все держалось исключительно на энтузиазме. Меня никто не заставлял. Если бы я не хотела, то никто ничего даже не сказал. При этом мне очень повезло с оператором, который работал со мной днем, ночью, в любую погоду и я его всегда в целости и сохранности привозила домой после съемок. Другие же операторы не хотели со мной ездить на такие съемки, так как все мероприятия начинались тогда, когда люди уже готовились ко сну и я уезжала работать вопреки мнению, что я тусовалась на концертах. При этом конкуренции в этом жанре в Запорожье – ноль, так как людьми двигала тотальная лень.

А были встречи с одними и теми же артистами в Запорожье, а потом в Киеве? И узнают ли вообще артисты журналистов, так как у нас многие любят добавить им нотку снобизма, которого может и не быть у них?
Да, есть и те, с кем я общалась и в родном городе и довелось пообщаться в Киеве. Каждый раз, когда я вижу артистов, мне нравится, интересно и хочется с ними общаться, не пропадает вот это ощущение «ух ты».  И мне приятно, когда и они меня узнают. Узнавал Арсен Мирзоян, певица Alyosha.



А на моей первой UFW я знала, что там есть Маша Ефросинина (до этого я ее уже писала один раз). И я ее так искала и тут наконец вижу ее и говорю: «Маша! Я вас так искала!» И она мне отвечает: «Ты меня искала?» и при этом называет меня по имени. Я даже переспросила, помнит ли она меня, и она ответила, что конечно! Тогда моя внутренняя Маринка радовалась как ребенок. Мне было приятно, когда я писала Веру Брежневу, познакомилась с ней и она мне говорит: «Да мы же с вами уже общались, что же вы со мной опять знакомитесь?» Такие слова всегда очень приятны. Правда.



Когда пиарщица Монатика познакомила нас и он ответил: «Да мы давно знакомы, что ты». Я как-то зашла в гримерку к Оле Поляковой, и ее пиарщик познакомил меня с ней, на что она ответила: «Что ты меня знакомишь? Я давно ее знаю». 


Ну это сейчас тебя помнят и узнают многие артисты и их пиарщики. Однако после переезда в Киев ты пошла сначала немного другим карьерным путем.
Да, я сразу не попала в программу о звездах, но мне этого очень хотелось. Тогда моим местом работы стал интернет-канал. Мне нравился мой коллектив, но мне было тяжело. Я работала в новостях и у меня была возможность быть в кадре, что мне очень нравится, но это было не мое. И в те редкие моменты, когда мы снимали концерты и у меня была возможность общаться со звездами, я приходила домой счастливая, так как понимала, что делаю свою работу. 


Хороший руководитель, коллектив и зарплата не могли меня удержать от каждодневной отправки резюме на те вакансии, которые мне нравились. 

Но «Зірковий шлях» был мое мечтой. Я фаталист и верю, что происходит так, как должно. Я рада, что в меня поверила руководитель ЗШ.

А какие трудности работы со звездами? Так как работа с людьми сама по себе не из легких, а когда она связана с публичными людьми, то проблем в разы больше.
Я даже не могу ничего назвать, так как мне все в кайф. Может для кого-то это прозвучит странно. Мы, правда, заложники обстоятельств и порой вынуждены задавать вопросы, которые артистам вообще не по душе и надо быть готовой к язвительным ответам и мне это морально тяжело переживать. Хотя я понимаю, что это не совсем трудности, а скорее особенности профессии. И мне при этом тяжело вот этот слой кожи нарастить, чтобы не обращать внимания на ответы артистов, когда они и сами хотят задеть журналиста, так как вопрос пришелся не по душе. Бывают моменты выгорания, ты выписываешься, устаешь, но есть выходные, отпуск. Это все нормальные вещи живого человека. Главное, чтобы оставался интерес к работе и желание развиваться.

Многие люди очень любят добавлять себе важности. Особенно, если это не компания коллег и можно легко пустить пыль в глаза собеседникам, бросив фразы из серии «Сейчас перезвоню Потапу, надо скинуть сообщение Монатику и Настя Каменских звонила, а я была занята – пусть перезвонит». Как не зазвездиться, если ты реально можешь написать Потапу и перезвонить Монатику?
Ну даже если и есть номер звезды. Ну и что? Ты же не общаешься с ними, не звонишь просто так, не дружишь, не ходишь куда-то. Есть номер звезды какой-то и что? Ты должен сам себя реализовывать, а понтоваться и выезжать за счет других – зачем?


Общалась ты уже со многими. А с кем особенно хочется пообщаться?
Я бы хотела записать интервью с Тиной Кароль, но большое. Хотелось бы записать, пусть уже и не первое, интервью с Машей Ефросининой. У нас было часовое интервью в Одессе, но мне бы хотелось новое и свежее. На самом деле есть много артистов и выдающихся людей, с которыми я хочу записать интервью.  У нас у каждого журналиста есть свой герой, с которым налажен контакт, который тебе ближе и интересен. Но при этом нет тех, с кем я бы не хотела общаться.

Какие самые нелепые заблуждения о профессии звездного журналиста?
О том, что мы веселимся на съемках. Вот нет. Совсем. Да, нам делают красивый макияж, и мы надеваем вечерние платья, ты чувствуешь себя звездой, но ты, прежде всего, собираешься на работу. А люди этого не понимают. Я помню как во время первого своего UFW я целый день до 23.00 ни разу не присела (будучи на каблуках). Или на «Viva! Найкрасивіші» я работала не одна, звезд было огромное количество, все снимают и фотографируют, музыка играет, другие люди работают, но и нам надо поработать. И ты стоишь под колонкой и пишешь кого-то, чтобы при этом еще и фанаты не попали в кадр, чтобы было слышно и видно звезду. О каком отдыхе идет речь? Я знаю, что есть люди, которые работают тяжелее чем мы.


Журналист не может отключиться в 18 часов. Ты смотришь новости, ты в сети и вечно в переписке, в общении и если семья этого не понимает, то очень тяжело.

И это не потому что мы таким важные. Просто в нашей работе важно знать о знаменитости, если не все, то многое. Потому что если тебе нечего спросить у человека, ты не в курсе, что происходит в его жизни, то ты плохой журналист. Ты должен быть 24/7 в теме.


Тяжело не согласиться с тем, что многие испытывают страх, который смешан с восторгом, при виде любимого артиста. Но для журналиста – это работа (нельзя испугаться и не подойти или подойти попросить сделать селфи и уйти). Опыт приходит с практикой, но как изначально не бояться и не терять сознание от восторга?
Нужно не бояться и не стесняться артистов, не относиться к ним как к божеству. При этом важно чувствовать грань, когда ты можешь перейти с артистом на ту стадию, когда вы шутите, обниматеесь при встрече, но важно не переборщить и обойтись без навязчивости. Но они, правда, проще, чем нам кажется.

А чтобы ты посоветовала тем, кто хочет связать жизнь с журналистикой?
Надо как можно раньше это понять и начать работать, чтобы годам к 20-ти тебе было понятно какая сфера тебе интересна: ТВ, пиар, интернет, радио, печатные СМИ, SMM. Я после окончания университета не понимала, что я хочу, но знала, что это будет ТВ, больше ничего. Диплом дипломом, но за все мои работы никто ни разу у меня его не попросил. Да, он важен, но практика важнее. Конечно, чтобы получить практику, необходимы знания.

Нужно посещать лекции известных в этой сфере людей, читать профильную литературу и ходить на мастер-классы. 

Важно не останавливаться на достигнутом и не думать, что университет даст все. Учиться и совершенствовать свои знания нужно всю жизнь. Золотое время – это студенческий период, когда ты можешь учиться, ошибаться, работать не за самые большие деньги. Я первое время работала в Запорожье за 300 грн!
Есть у меня одногруппница, которая очень крутой политический журналист. Еще давно я ей говорила перед интервью: «Маша, мне так страшно идти на беседу с чиновником» (а она на тот момент уже была крутым журналистом). И вот она мне сказала: «Марина, когда ты заходишь в кабинет к чиновнику/звезде/любому герою, то перед тобой прежде всего сидит человек, а только потом политик, чиновник, звезда и т.д. Вот от этого и отталкивайся». Тогда мне этот совет очень помог, и я до сих пор его держу в своей голове. При этом я всегда люблю своего собеседника, люблю эмоции, люблю плакать вместе с героем. Я за каждый сюжет переживаю, смотрю рейтинги. Невозможно любить и гореть тем, к чему ты равнодушен. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий